Зачем в российские регионы направляют «десант» онкологов из Москвы

МОСКВА, 4 мар — РИА Новости, Мария Семенова. Вздох облегчения или острая тревога — что ждет за дверью в кабинет онколога, не знает никто. В медсанчасти старооскольского горно-обогатительного комбината суета: здесь проводят скрининг раковых заболеваний. Коллектив ГОКа осматривают московские врачи — в Белгородской области проходит Всероссийская акция «Онкопатруль». За процессом понаблюдала корреспондент РИА Новости.

«Лучшая операция — та, которой не было»

— Проходите, присаживайтесь. Меня зовут Виталий Валерьевич, я торакальный хирург, занимаюсь хирургическим лечением рака легкого в Москве, — начинает прием онколог Виталий Бармин.

Столичные специалисты на три дня заняли кабинеты медсанчасти Стойленского горно-обогатительного комбината — это градообразующее предприятие Старого Оскола. К врачам один за другим заходят сотрудники ГОКа — на онкоскрининг. Всего за три дня осмотрят около трехсот человек.

© Фото : предоставлено пресс-службой ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России

Медико-санитарная часть Стойленского ГОКа

Дверь в кабинет открывает мужчина в полосатом свитере — 56-летний Василий Карапузов. В руках — пухлая медкарта, диск с результатами компьютерной томографии и пакет с рентгеновскими снимками легких.

— Что-нибудь беспокоит со стороны системы органов дыхания? 
— Ничего не беспокоит. 
— Курите? 
— Нет.
— Курили раньше? 
— Так, баловался. 
В разговор вмешивается врач медсанчасти Стойленского ГОКа: «Это мой пациент, я ему велела сделать КТ, чтобы вы посмотрели сегодня». Как выяснилось, еще семь лет назад у мужчины нашли образование в легком. Специалисты Белгородского диспансера считают, что нужна операция, но врач местной медсанчасти уговорила подопечного сначала показаться московскому онкологу. «Я ему говорю: «Ну сделайте КТ платно, потому что бесплатно мы не дождемся», — искренне переживает она. 
Бармин ведет прием
— Пневмонии были у вас? — расспрашивает Бармин, пока загружается диск с компьютерной томограммой.
— Вроде бы нет. Лейкоциты повышены уже лет шесть. 
— Бронхиты? 
— Нет. 
Тем временем на экране появляется изображение легких.

— Вот так выглядит здоровая стандартная легочная ткань, — Бармин указывает на темную массу с небольшими белыми вкраплениями. — А здесь мы видим болезнь, — онколог наводит курсор на крупную белую горошину. — Давайте посмотрим в разных режимах. Измеряю образование, сейчас мы в реальном времени поймем, надо ли оперировать.

Василий показывает доктору заключение компьютерной томографии прошлых лет. 
— С тринадцатого года размеры образования одни и те же: десять на 11 миллиметров. Данных о том, что это онкологический процесс, нет. С этим можно жить, оперировать не обязательно, единственное — нужна раз в год КТ органов грудной клетки. Если вы переживаете и хотите от образования избавиться, это можно сделать бесплатно по квоте. Но следует понимать, что лучшая операция — та, которой не было. Всегда есть процент осложнений. Этот риск оправдан, только если мы оперируем рак легкого, угрожающий жизни человека. 

«Лидер по смертности»

Виталий Бармин замечает: работники завода на редкость ответственны.
«Все, кто приходит на осмотр, приносят цифровую флюорографию. Если какие-то участки легкого кажутся подозрительными, направляем на КТ. Здесь очень дисциплинированные пациенты, многие уже сами являлись с дисками КТ — консультация была действительно полноценной», — добавляет врач. 
За время акции на предприятии в Старом Осколе выявили троих с подозрительными очагами в легких. «Пациенты со злокачественным образованием направляются в областной онкологический диспансер. Всем объясняем, что они могут обратиться в головное учреждение страны по онкологии — институт имени Герцена. Обследование и сама операция выполняются бесплатно для пациента по каналу высокотехнологичной медпомощи», — говорит специалист. 
По словам Бармина, в России рак легкого занимает первое место по смертности у мужчин среди всех онкологических заболеваний (у женщин лидирует рак молочной железы). 

«Причина № 1»

«Курение — причина номер один для рака легкого. Мужская половина населения более привержена вредной привычке. Сейчас заболевают пациенты старше 60 лет — они начали курить, когда это было модно. В наше время все уже по-другому», — отмечает врач.

Впрочем, хотя популярность обычных сигарет действительно сходит на нет, ажиотаж вокруг электронных девайсов только растет. Онкологи подозревают, что вейпы вредны не меньше, чем обычный табак, но говорить об этом с уверенностью пока нельзя: «Мы не можем сказать, что электронные сигареты приводят к раку легкого, — просто данных еще недостаточно. Если мы вспомним, то только через пятьдесят лет после того, как сигареты стали производить на фабриках, признали прямую связь между курением табака и раком легкого».

Бармин разъясняет: принцип работы электронных сигарет вовсе не подразумевает безвредности, как многие считают.
«Дело в том, что при курении обычной сигареты в организм попадает много раздражающих веществ, поэтому глубоко вдохнуть крепкий табак невозможно. Но в электронных сигаретах, например, вейпах, производители используют не никотин в чистом виде, а соли, которые гораздо меньше раздражают дыхательные пути, благодаря чему можно повысить концентрацию никотина в несколько раз. Человек вдыхает полностью — и все вредные вещества оказываются в самом дальнем отделе бронхиального дерева», — объясняет Бармин. 

«Насколько этот анализ плох?»

Абдоминальный онколог Руслан Мошуров листает карту 59-летней пациентки, у которой никогда не было серьезных проблем с желудочно-кишечным трактом.

Сначала Мошуров задает вопросы: «Есть жалобы со стороны желудочно-кишечного тракта? У ближайших родственников была онкология? Хоть раз делали колоноскопию? А гастроскопию — трубочку глотали? Диспансеризацию проходите каждый год? Операции на животе были? В больнице лежали с заболеваниями ЖКТ? Таблеточки какие-нибудь постоянно принимаете?»

— Кал на скрытую кровь сдавали? — продолжает онколог. 
— Да, вот он, на последней страничке. 
— Тест слабоположительный. Необходимо сделать колоноскопию в плановом порядке, здесь нет ничего срочного. И гастроскопию тоже, чтобы посмотреть состояние слизистой оболочки желудка. Тест показывает, что в кале есть клетки крови, которые не видны человеческому глазу. Причины могут быть разные: начиная от геморроидального узла, трещин и полипов, заканчивая онкологией. 
— Скажите, насколько этот анализ плох? 
— Тесты, выполняющиеся в лаборатории, очень чувствительны, ловят малейшие изменения. Пациенты заходят с разными значениями: от десяти единиц, при которых не надо никаких обследований, до пяти тысяч, когда сразу в обязательном порядке отправляем на колоноскопию. В вашем случае числа невысокие, прямого положительного ответа нет.
Мошуров, как и другие специалисты, принимает сотрудников Стойленского ГОКа уже третий день. 
«Общемировая статистика скрининга такова: если из 100 процентов осмотренных выявляется пять-семь процентов, это считается хорошим результатом. Здесь — четыре человека с явными подозрениями на злокачественный процесс. Естественно, точный диагноз мы поставить не можем, нужны результаты исследований, на которые пациенты и были направлены», — раскрывает детали врач.

«Это сокращает время в разы»

Специалисты разных профилей называют похожие цифры: в среднем за три дня каждый из них выявил два-четыре образования, которые могут оказаться злокачественными.

«У двух человек подозрение на базально-клеточный рак, у одного — на меланому. У двух пациенток обнаружили фиброаденому — доброкачественное образование. Пациенты зачастую приходят уже с результатами маммографии и УЗИ. Мы дополняем их «ручным» методом. Дальше направляем на обследование по верификации диагноза: либо соскоб, либо пункцию», — рассказывает врач онколог-маммолог Екатерина Никитина.

По ее словам, возможность пройти онкоскрининг и сразу же получить все необходимые направления «сокращает в разы» время, необходимое для постановки диагноза. 
Врач-гинеколог Анна Коколишвили говорит, что у нее «на счету» два подозрительных случая, а также несколько заболеваний, не связанных с онкологией.
«Мы занимаемся выявлением рака шейки матки, опухолей яичников, предраковых состояний, делаем практически всем пациентам УЗИ органов малого таза. Полный онкогинекологический скрининг. У женщин онкогинекологические заболевания выходят на первое место. Растет заболеваемость раком шейки матки в связи с распространением вируса папилломы человека», — информирует Коколишвили.

«Врач меня успокоил»

На Стойленском ГОКе работает несколько тысяч человек. Врачи физически не успели бы осмотреть всех, поэтому сотрудники местной медсанчасти заранее составили списки тех, кому необходим скрининг. Основной критерий — возраст. Большинство явившихся на осмотр — от сорока лет и старше.

«На предприятии сказали: кто порядочно отработал, может пройти медкомиссию, онкоскрининг. Вот мы и пришли в назначенный день. Был у уролога, он направил на УЗИ — там все нормально. Сейчас только в 17-й кабинет осталось зайти, к онкологу», — говорит Владимир Немыкин.

Одна из пациенток давно ждала возможности попасть к торакальному хирургу: «Обычно нужно брать талон, записываться сильно заранее, отпрашиваться с работы, всегда очереди. Здесь очень хорошо. После пневмонии у меня появились образования в легких — они очень маленькие, но ведь раньше их не было. Сегодня обратилась к узкому специалисту, доктор успокоил меня, разъяснил, рекомендовал компьютерную томографию». 

«Формировать онконастороженность»

По словам куратора акции «Онкопатруль» Ольги Стройновой, «главная задача — формировать онконастороженность».

«Сегодня в Белгородской области работает объединенная команда врачей белгородского диспансера и НИИ радиологии — три десятка специалистов. Наша цель — максимально приблизиться к рабочему человеку. Сейчас самая главная проблема в том, что люди не заботятся о здоровье, онкозаболевания выявляются на терминальных стадиях, когда их очень сложно лечить. От рака легко избавиться на ранних стадиях. Поэтому мы пошли в народ, на градообразующие предприятия», — поясняет Ольга. 

По ее словам, российская программа онкоскрининга не уступает мировым. «Россия — единственное государство в мире, где скрининг проводится по семи локализациям. Все эти обследования заложены в фонд ОМС, люди могут проверить себя абсолютно бесплатно, просто не все об этом знают».
Врачи проверяют молочные железы у женщин и предстательную у мужчин, обследуют желудок, щитовидную железу и лимфоузлы, проводят колоректальный и гинекологический скрининг, осматривают полость рта. 
«Статистика во всех регионах одинакова: на первом месте у женщин рак молочной железы, у мужчин — легкого. К сожалению, женщины очень часто обращаются с четвертой стадией, а это практически распад груди, когда врачи уже ничего не могут сделать. Второе и третье место занимают колоректальный рак и рак желудка», — заключает Стройнова. 
Проект «Онкопатруль» запустили год назад по инициативе НМИЦ радиологии (онкологический институт имени Герцена входит в его состав). Московские специалисты совместно с региональными диспансерами проводят скрининг по программе мужского и женского здоровья на крупнейших градообразующих предприятиях. В проекте уже приняли участие девять регионов, осмотрели более двух тысяч человек и подтвердили 16 онкологических случаев, у 170 человек выявили патологии различных локализаций.

Запись к профильным специалистам в регионах нередко превращается в хождение по мукам: долгое ожидание «окошка» в расписании, талоны, очереди. Однако благодаря десанту московских врачей работникам завода в Старом Осколе, к примеру, не пришлось бегать по кругу. И это очень важно, ведь рак может стать не смертельным приговором, а лишь строкой в истории болезни. Но только если обнаружить его на ранних стадиях.

Источник: ria.ru

Написать ответ

Your email address will not be published. Required fields are marked *